«Подъем Дальнего Востока - это наш национальный приоритет на весь XXI век»
«На Дальнем Востоке созданы беспрецедентные условия экономического развития территории»
logo
Новости и события

Пресс-конференция Юрия Трутнева и Александра Козлова на тему «Развитие Арктической зоны Российской Федерации: новые преференции для бизнеса» (СТЕНОГРАММА)

 

Юрий Трутнев: Уважаемые коллеги, добрый день!

Полтора года назад Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин поставил задачу привести систему управления развитием Арктической зоны в соответствии с вызовами, стоящими перед нашей страной. Когда мы говорим о вызовах, то имеем в виду и внешние вызовы, связанные с ростом конкуренции за экономические возможности Арктики, и внутренние, связанные с оттоком населения, низким качеством жизни, отсутствием инфраструктуры.

Что было за этот период сделано? Реформирована Госкомиссия по вопросам развития Арктики. В структуре Правительства появилось Министерство РФ по развитию Дальнего Востока и Арктики, создан единый центр компетенций, работа по Арктической зоне распространилась на полномочия институтов развития Дальнего Востока, утверждены Основы государственной политики, разработаны проекты стратегий развития арктического региона и государственные программы.

Теперь о плоскости практической. Прежде всего мы считали важным создать систему преференций для инвесторов. Совершенно понятно, что другого способа развития экономики не существует. Кстати, хорошим подтверждением тому, что развитие экономики, развитие жизни и развитие социума – очень связанные процессы, является тот факт, что когда мы говорим об оттоке населения из Арктической зоны, то отток происходит не из всех территорий. Численность населения стабильна и даже прирастает на Ямале, Чукотке и Норильске – там, где реализуются новые экономические проекты. На создание системы преференций мы просили 1,5 года. Задачи выполнены. Система создана.

13 июля Президентом Российской Федерации подписан пакет федеральных законов о государственной поддержке предпринимательской деятельности в Арктике.

Имея в виду ранее (18 марта) подписанный закон о льготах для «добычных» проектов (в сфере и переработки углеводородного сырья) – базовую систему преференций в Арктике можно считать созданной.

Вся российская Арктика стала специальной экономической зоной. Причем крупнейшей в мире (площадью почти 5 млн кв. км). Сегодня любой предприниматель, готовый вложить в Арктическую зону не менее 1 млн рублей (в любой не запрещенный на территории России деятельности), сможет получить статус резидента.

Какие льготы предусматриваются в соответствии с законами?

Для проектов в сфере добычи и переработки нефти и газа: НДПИ – 5% на 15 лет для проектов по добыче нефти на шельфе; НДПИ – 0% на 12 лет для проектов в сфере производства СПГ и газохимии; также предусмотрено право регионов до 0 снижать региональную часть налога на прибыль; НДПИ – 0% на 12 лет для проектов по освоению новых нефтяных месторождений в Восточной Арктике; налоговый вычет из НДПИ в объеме инвестиций в инфраструктуру для новых нефтяных месторождений на Таймыре.

Для проектов в сфере добычи и переработки твердых полезных ископаемых: НДПИ – половина действующей ставки на 12 лет для новых месторождений, но не более чем в объеме инвестиций в инфраструктуру, а также новые обогатительные или перерабатывающие мощности.

Теперь для «недобычных» проектов: федеральная часть налога на прибыль для недобычных проектов – 0% в течение 10 лет; регионы также получили право также до нуля снижать региональную часть налога; возмещение 75% объема страховых взносов в отношении новых рабочих мест.

Для всех компаний обнулено НДС на морские перевозки и ледокольное сопровождение.

Мы провели работу со всеми арктическими регионами. На сегодняшний день они подтвердили готовность устанавливать льготные ставки по налогу на имущество, земельному налогу и упрощенной системе налогообложения.

Кроме налоговых льгот предусмотрена возможность установления свободной таможенной зоны; предоставление со стороны регионов земельных участков без торгов; сокращенные сроки проверок со стороны контрольных органов; сокращенные сроки таможенного оформления грузов и экспертизы проектной документации.

Прием заявок на получение статуса резидента Арктической зоны начнется 28 августа. Очевидно, мы будем анализировать, как будет работать созданная система преференций и при необходимости будем ее совершенствовать в целях развития экономики Арктической зоны.

Ведущий: вопрос «ИТАР-ТАСС»: Какой объем средств из федерального и регионального бюджетов будет ежегодно направляться на обеспечение принятых льгот для инвесторов в Арктике,  существует ли оценка, какой объем налоговых и неналоговых поступлений может получить государство от проектов, которые будут потом реализованы благодаря специальным экономическим режимам в Арктике?

Юрий Трутнев: Ну смотрите, здесь объем предложений по государственной программе развития Арктики до 2024 года составляет 57 миллиардов. Когда вы задаете вопрос, сколько денег будет из федерального бюджета на налоговые льготы, я бы не очень согласился с такой постановкой вопроса, потому что у нас есть только один вид налога, это соцстрах, который мы будем компенсировать. Объем компенсаций планируем в размере двух миллиардов, исходя из этих тысяч рабочих мест. Что касается остальных налоговых льгот, то у нас сегодня нет этих проектов, соответственно нет и выпадающих доходов. Это наш такой вечный спор с Министерством финансов и по Дальнему Востоку, и по Арктике. Мы считаем, что никакие федеральные средства на льготы не пойдут. Просто образуются новые проекты, которые будут сначала выплачивать меньшее количество средств в федеральные и региональные бюджеты, но это собственно является условием их появления, иначе они просто в Арктике не возникнут.

Ведущий: Спасибо. У меня есть три вопроса, связанные между собой. Это вопросы от «Якутии-24», «Деловой квартал Красноярск» и Thomson Reuters. Компании, которые участвуют в добыче и разработке полезных ископаемых в Арктике, должны нести экологическую и социальную ответственность, и предполагается ли ввести дополнительные нормативные требования добывающим предприятиям и организациям? Какие это ужесточения могут быть, не скажется ли это на привлекательности проектов, как быть с экологическим багажом этих территорий, то есть текущему загрязнению, и потребуется ли при развитии создание институтов контроля за состоянием вечной мерзлоты. Ведется ли анализ того, какие конкретные нефтедобывающие и нефтетранспортные активы находятся в зоне риска вечной мерзлоты и подвержены дополнительным рискам.

Юрий Трутнев: Это большой вопрос.

Ведущий: Большой получился вопрос, но все вокруг одной и той же темы экологии, и будут ли какие-то новые изменения в связи с тем, что произошло в Норильске и в связи с тем, что происходит с вечной мерзлотой?

Юрий Трутнев: Начнём с причин. Что касается того, что происходит с вечной мерзлотой.

Сегодня при Министерстве по развитию Дальнего Востока и Арктики создана рабочая группа из ученых Российской академии наук и МГУ, которая, собственно говоря, будет создавать систему мониторинга и давать рекомендации по, скажем так, хеджированию рисков, связанных с таянием (вечной мерзлоты). Эта работа проводится. Что касается ужесточения экологических требований, во сяком случае, сегодня в планах Правительства РФ такого нет. Мы исходим из того, что наша задача - обеспечить выполнение существующего законодательства. Мне кажется, оно достаточно сбалансированно. 

Ведущий: Планировался ли какой-то аудит тех объектов, которые могут подвержены риску из-за таяния вечной мерзлоты.

Юрий Трутнев: Да, обязательно будет осуществлена проверка всех экологически опасных объектов. Такие поручения даны главой государства. Вы еще задавали вопрос, что делать с накопленным экологическим ущербом. Его попросту надо убирать, это такая проблема, что надо просто прибраться в собственном доме. Мы эту работу начинали, еще когда я работал министром природных ресурсов и экологии. Сейчас объем программы существенно снизился, к сожалению. Но это вопрос настойчивости, вопрос квалификации сегодня существующего экологического блока министерства. Надо доказывать, что это необходимо, получать деньги, учиться их эффективно тратить и убирать накопленный экологический ущерб. Конечно, бочки в Арктической зоне, на земле Франца Иосифа нашу страну не красят. Тут надо просто прибраться. Корабли надо прибрать, затонувшие вдоль побережья. То есть просто действительно провести общую приборку. Никакого другого источника, кроме федерального бюджета, мы здесь, наверное, не придумаем.

Ведущий: Спасибо. Вопрос от РБК. Поменяли ли компании, потенциальные резиденты Арктической зоны РФ свои инвестиционные планы в регион из-за пандемии и падения цен на энергоносители?

Юрий Трутнев: Каких-то массовых пересмотров планов мы не видим. В то же самое время сейчас идут переговоры с руководством «Новатэка», которое говорит о том, что может быть некоторая сдвижка планов. Естественно, у нас довольно сложная ситуация с «Востокуглем». Там историю все журналисты, я думаю, прекрасно знают, пересказывать не буду. По «Востокуглю» будет резкое снижение объемов, но проект в целом должен жить. Мы провели уже встречу с представителями компаний. Мы поговорил на тему того, какая государственная поддержка нужна для того, чтобы этот проект состоялся. Но объемы, скажем так, добычи угля будут меньше.

Ведущий: Вопрос от Интерфакса. Обсуждается ли возможность внесения коррективов в план перевозок по Северному морскому пути до 2024 года, если не до 80 млн тонн грузов, то насколько меньше? И что касается контейнерного транзита на СМП, который требует больших инвестиций, могут ли инвесторы рассчитывать на поддержку государства?

Александр Козлов: Юрий Петрович привел в пример две компании, которые являются сегодня в том числе опорными нашими грузоотправителями по Севморпути. По результатам работы с этими компаниями, конечно, по сдвижке графика будет уже определен конечный объем. Что касается вопросов, связанных с транзитом. Это направление очень привлекательное. Но как любую дорогу, чтобы ее создать, нужно будет вложиться. И сейчас в рамках Арктической комиссии по поручению Юрия Петровича даны поручения разным ведомствам для того, чтоб обеспечить инфраструктурное понимание, что нужно создать, в какие сроки, сколько это стоит для того, чтобы эта дорога была безопасной по Севморпути для транзита. Самое главное – мы ждем, когда те решения, которые озвучил Президент страны, уже начали исполняться. Это создание, в первую очередь, дополнительного атомного флота, который позволит обеспечить ледовую проводку, которая нужна будет в рамках выполнения этого трафика. Это очень важно, потому что в данном случае это будет влиять на скорость прохождения грузов, а это экономические расчеты тех компаний, которые будут перевозить свои грузы, это очень для них важно.

Ведущий: вопрос от «Российской газеты»: Представители бизнеса утверждают, что критерии отбора арктических инвестпроектов для федеральных субсидий являются недостаточно прозрачными. В каких-то случаях может быть признана дорога, которой будет пользоваться только построившее ее предприятие, но может быть и не признана. Поступают ли подобные вопросы от инвесторов? Как они решаются и каковы критерии распределения инфраструктурных субсидий?

Юрий Трутнев: Я бы хотел еще раз подчеркнуть на тему прозрачности. Скорее это вопрос доверия или недоверия. Потому что прозрачность очень простая. Мы поддерживаем любые инвестиции в Арктический регион, скажем так, по проектам, направление деятельности которых соответствует законодательству Российской Федерации. Никаких проблем и никаких ограничений. Что касается поддержки инфраструктурной проектов, то здесь критерии мы предлагаем оставить те же самые, которые на Дальнем Востоке. Один к десяти мультипликатор. То есть мы исходим из того, что 10 рублей частных вложений мы должны выделить 1 рубль инвестиций в инфраструктуру. Для этого у нас есть и предусмотрены средства государственной программы, которая, надеюсь, будет принята, и инструмент, связанный с налоговым вычетом за счет вложения в инфраструктуру. Мы сделаем все возможное, я думаю, что так и получится. На Дальнем Востоке нет очередей на резидентство. Нет никаких проблем, связанных с тем, что кого-то в резиденты не взяли. Также будет и в Арктике. Мы не собираемся сидеть в кабинетах, и отбирать проект: вот этот берем, этот не берем. Такого не будет просто.

Ведущий: Вопрос от агентства 1-LINE. В каком состоянии сейчас пребывает проект серверного широтного хода железнодорожного. Не мешают ли друг другу проекты этого хода и Севморпути. Что получат от этих проектов регионы. Когда-то до Якутска можно было доехать на поезде, и когда, соответственно, эта проблема будет реализовываться?

Александр Козлов: Для территории Ямала это очень важный проект, потому что он объединяет запад и восток, две дороги – Северная и Свердловска, и протяженность, на которой получился пробел, это 800 километров, и в принципе реально решить этот вопрос. В какой стадии сейчас все это находится? Наши коллеги из Российских железных дорог закончили проектно-сметную документацию на тот участок дороги и сейчас ждут результатов госэкспертизы. В новой инвестиционной программе Российских железных дорог этот проект стоит под финансированием, то есть порядка суммы до 10 млрд рублей предусмотрено. Что это даст? По итогам стройки, мы понимаем, что по железной дороге можно будет перевезти до 24 млн тонн грузов компаний, которые будут работать и создавать рабочие места на Ямале. Далее, соответственно, эта грузовая база будет подниматься выше и пойдет за Урал и в другие части нашей страны. Но есть также другой проект «Серверный широтный ход- 2», которые сейчас находится в стадии проработки, и мне кажется, как только начнет реализовываться первый проект, мы начнем сразу заниматься вторым проектом. Спасибо.

Ведущий: Интерфакс. В чем причина того, что законопроект о либерализации добычи на шельфе не удалось согласовать со всеми ведомствами? Поддержана ли идея о включения либерализации добычи на шельфе в антикризисный план. Скорее всего, новая схема освоения шельфа не успеет заработать в 2020 году, и, возможно, не стоит спешить, чтобы открыть шельф в наиболее подходящее время?

Юрий Трутнев: Шельф - это насыщенная полезными ископаемыми, углеводородами часть Российской Федерации. Интересы там большие. В этой связи любой проект, любые изменения правил игры на российском шельфе обсуждаются активно с большим количеством участников. Могу сказать, что разногласия по законопроекту практически урегулированы. На сегодняшний день остались два спорных момента – с Минэнерго и ФАС.

Разногласие с Минэнерго заключается в том, мы предлагаем в процессе создания консорциума по разработке доверенного участка шельфа (кстати, их осталось немного – порядка 90% участков распределены между Газпромом и Роснефтью, мы говорим об оставшихся 10%) оставить в собственности государства 25%+1 акция, а коллеги предлагают 50%+1 акция.

Мы основывались на мировой практике, на том, как это работает, например, в Норвегии, которая нас опережает по темпам освоения шельфа, по разработке новых технологий, чего нам сейчас крайне не хватает. Я думаю, что сегодня привлечь инвесторов на других условиях крайне нереально.

По поводу того, хорошее ли время сейчас для изменения правил работы на шельфе РФ… нехорошее. На сегодняшний день инвестиционный спрос намного ниже. Но это - работа на будущее. Если мы сегодня эти изменения примем, если мы сегодня хотя бы «приоткроем дверь» на разработку шельфовых проектов, мы можем надеяться, что проекты там возникнут, что возникнет интерес к разработке российского шельфа. Если мы оставим «двери закрытыми», значит, останется всё как есть. То есть в течение последних 15 лет нарушаются лицензионные соглашения, не бурятся скважины, и шельф, кроме ранее разработанных проектов, большой пользы России не приносит.

Ведущий: Вопрос телерадиокомпании «Ямал» связан с развитием малого и среднего бизнеса. Какие меры поддержки вы планируете реализовать для Арктики, как для городов, так и небольших поселений?

Юрий Трутнев: В структуру плана по восстановлению экономики правительства вошла такая мера как создание Фонда развития Арктики, в который будут перечисляться 50% от объемов налоговых проектов, осуществленных с государственной поддержкой на территории Арктической зоны. Т.е. деньги будут возвращаться обратно в Арктику, и эти деньги мы прежде всего планируем расходовать на социальное развитие, поддержку территорий

Ведущий: Вопрос от телерадиокомпании «Надым» и «МИГ», и «РИА новости». Каковы основные условия получения арктического гектара, можно ли будет получить несколько участков, к примеру, для всех членов семьи? Будет ли земля выделяться в промышленной зоне муниципальных образований, какие виды деятельности можно будет вести, можно ли оформить документы дистанционно, и на каких условиях арендовать землю и в какой срок?

Александр Козлов: Программа в первую очередь позволяет получать землю в очень короткий срок и незабюрократизированным путем. Мы на примере Дальнего Востока видим, что сроки снизились до 30-35 дней, за которые люди могут пройти все необходимые процедуры, чтобы начать пользоваться участком. Возникает вопрос, о какой земле мы говорим. Земля, которая будет отдаваться в пользование, будет определяться губернаторами и мэрами городов, потому что нужно учитывать, что разные инженерные участки предусмотрены под инженерную застройку, где-то выделены лицензии под месторождения (обычно этот вопрос на Ямале возникает, где осуществляется добыча углеводородов). Это будет учитываться.

Первые шесть месяцев участки будут раздаваться только местным жителям, а после и другим гражданам России. Это всё будет делаться в электронном виде, и в данном случае не надо собирать большой пакет документов, а отработать через электронную платформу.

Начнем мы с 1 июня 2021 года эту программу реализовывать. Соответственно субъектам сейчас предстоит большая работа, это то, с чем мы столкнулись на Дальнем Востоке – проведение инвентаризации земельных участков, которые есть у них на территории, потому что где-то несвоевременно оформлены права собственности, где-то бесхозные земли, и есть разные уровни учета, федеральный, региональный муниципальный. Это надо все свести.

Юрий Трутнев: Я бы чуть-чуть дополнил. Сейчас разные вопросы обсуждаются в средствах массовой информации. Кто-то говорит, что программа выделения одного гектара на Дальнем Востоке не оказала необходимого влияния на отток населения, кто-то еще что-то говорит. Я бы хотел на эту тему сам высказаться.

Никогда в голову не приходило, что только предоставление одного гектара может создать замечательные условия для жизни людей на Дальнем Востоке, потому что для того, чтобы создать условия не ниже среднероссийского уровня, необходимо вообще-то построить целый ряд больниц, ФАПов, детских садов, школ, дорог. Это всё так или иначе упаковано в Национальную программу развития Дальнего Востока. И этот процесс, который будет осуществляться точно не один год.

Что касается одного гектара, то им воспользовались на Дальнем Востоке 83 тысячи человек. И мы считаем, что это здорово, что 83 тысячи человек как-то улучшили свою жизнь. И в этом случае мы давали «удочку». Люди ставили там пасеку, какие-то охотничьи или рыболовные базы, занимались там дайвингом. Да чем только ни занимались! Я довольно подробно с этим знакомился. Т.е. мы дали возможность, а уж насколько человек готов этой возможностью воспользоваться, взяться за что-то новое, это определяет каждый человек.

Александр Козлов: Я тоже добавлю. К сожалению, когда эта тематика пошла в средствах массовой информации, у всех сложилось мнение, что Арктика – это большой сугроб, который принялись раздавать. Просто хотел сказать людям, которые не были в Арктике, не жили или не работали там, что там проживает больше двух миллионов человек, там есть города, а у их жителей есть потребность в индивидуальном жилищном строительстве. Хотел бы привести ряд цифр. В Архангельской области, по сравнению с прошлым годом, в этом году уже на 42% выросла потребность в ИЖС, в Коми на 30%, в Мурманске на 90%. Есть востребованность!  Сейчас губернаторы с мэрами поработают, можно и в черте города будет взять участок. Это будет востребовано у людей, люди будут пользоваться: бесплатно получать землю, а деньги тратить на то, что создается ими на этой земле.

Ведущий: Дополнение к вопросу, который касался Северного морского пути, объема грузоперевозок. Просят уточнить, будет ли снижение планируемого грузообъема.

Юрий Трутнев: Решение будет принимать президент Российской Федерации. Он ставит задачу. Мы сейчас говорим о национальных целях, а их устанавливает президент. Что касается показателей работы компаний, то мы сделали доклад президенту, в котором отмечаем как раз-таки проблему, которую я сейчас назвал - проблему, связанную с «Востокуглем» и снижением объемов по «Новатэку». Конечное решение примет президент.

Ведущий: ТАСС. Утвердил ли Совбез Стратегию развития Арктики, когда ожидается ее принятие президентом?

Александр Козлов: Это один из важных стратегических документов нашей страны. Напомню, есть Основы (государственной политики России в Арктики), есть Стратегия (развития Арктической зоны до 2035 года). Основы президент подписал. Стратегия находится на согласовании в администрации президента, и мы ожидаем, что в течение августа этот документ будет подписан.

Ведущий: Вопрос от Интерфакса. Российских СПГ занимает всё более широкую нишу на рынке, но в этом году избыток СПГ обрушил цены на газ до исторического минимума. В этих условиях не стоит ли произвести переоценку амбиций по производству СПГ в российской Арктике?

Юрий Трутнев: Вы все время пытаетесь нас заставить принимать решения за бизнес. Этого правительство точно делать не будет. Это задача компаний – оценивать рынок, эффективность инвестиций. Но если вы хотите знать мое мнение, то на сегодняшний день обрушились все рынки, упал спрос по всем направлениям, связанных с активностью людей. Это туризм, это энергоносители и многое-многое другое, перечислять долго. Поэтому воспринимать это как нечто закономерное и имеющее отношение к экономике, странно. Это имеет отношение к степени подвижности людей, к тому, что люди сегодня существенно изменили образ жизни. Насколько быстро мы будем выбираться из пандемии, и насколько долго затянется стагнация рынков – не ко мне вопрос. Это вопрос к специалистам в области вирусологии. Это то, с чем человечество столкнулось, и очень надеюсь, что это временные трудности, а далее будет восстанавливаться экономический рост и развитие человечества.

Ведущий: Вопрос от филиала телекомпании «Красноярск» в городе Дудинка. Первый вопрос касается полярной авиации. Устарела инфраструктура, негде укрыться от ветра, и часто невозможно вылететь из поселков, нужны новые авиационные суда. И связанный с этим вопрос, касающийся неразвитости инфраструктуры, изношенности домов, проблем со связью, интернетом – как возродить жизнь на Таймыре, чтобы северяне заметили улучшение, и какие шаги тут собирается предпринять правительство?

Александр Козлов: Вы затронули очень болезненный вопрос – доступность авиаперевозок в тех удаленных малонаселенных поселках, где перевозки не имеют за собой экономики. Этот вопрос возник не только по Арктике, но и по Дальнему Востоку. Вы знаете, что есть поручение президента создать Дальневосточную авиакомпанию. В рамках вопросов, которые мы сейчас обсуждаем, это и наличие судов (желательно, чтобы это были суда российского производства), и сколько это стоит, и места подлета, и экипажи, и обслуживание судов. Все эти вопросы мы сейчас рассматриваем с коллегами из Минтранса, Росавиации, Минпромторгом, который должен построить суда, и самое главное – с компаниями, которые смогут это делать. Что касается арктической территории, мы сейчас пока только собираем информацию, которая будет структурирована и доложена.

Что касается инфраструктуры, о которой вы сказали, действительно ее износ в арктических городах большой. Во втором разделе госпрограммы мы предусмотрели поддержку северных городов. Приведу пример Норильска, когда вопрос ставят компания «Норникель» и край, и мы в госпрограмму «зашили» возможность с помощью трех источников расселить аварийные жилые дома. Они сегодня не имеют статус аварийных, но, по информации людей, которые там живут, являются аварийными. Соответственно мы в госпрограмму хотим предусмотреть в том числе финансирование таких городов. Сейчас это Норильск, в Мурманске есть такие же проблемы и во многих других регионах и муниципалитетах Арктики.

И мы повторимся – Юрий Петрович уже об этом сказал – о Фонде развития Арктики. Сразу акцентирую, что фонд в данном случае не юридическое лицо. Деньги, которые будут поступать от реализации проектов с мерами господдержки в Арктике, пойдут на социальную инфраструктуру в дополнение к тем средствам, которые предусмотрены на площадке губернаторов, мэров. И чем больше мы проектов запустим, чем больше будем им помогать на разных уровнях (речь о чиновниках на местах), тем больше денег будем зарабатывать и сможем тратить на социальную инфраструктуру.

Юрий Трутнев: Я бы еще буквально два момента подчеркнул. Корректна ссылка на Дальний Восток. Мы вчера проводили большое совещание с Андреем Рэмовичем Белоусовым. На сегодняшний день на Дальнем Востоке перевозится один миллион пассажиров. Увеличение до двух миллионов при условии сохранения доступной для населения стоимости билетов стоит порядка 30 миллиардов рублей. В этом случае мы создаем систему авиационного сообщения по всем населенным пунктам, которые губернаторы считают необходимыми, и где есть условия для посадки воздушных судов. Проблемы у нас следующие: нужно разобраться со стоимостью топлива, которое на Дальнем Востоке завышено, второе – нам нужно где-то эти суда взять, судя всё-таки должны быть российского производства, при этом необходимых судов малого класса в России сегодня просто не выпускается, а их выпуск планируется с 2022-2023 года, поэтому какой-то период придется выходить из положения за счет лизинга. Я об этом говорю, потому что надо честно признаться, мы подробно авиационное сообщение регионов Арктики еще не смотрели. Но создавая такую систему на Дальнем Востоке, мы очевидно будем ее в дальнейшем, если она будет нормально работать, и у нас все получится, расширять на арктическую территорию.

Ведущий: Вопрос от «Импульс», ЯНАО. Согласно закону, резидентом Арктической зоны сможет стать даже индивидуальный предприниматель. Как будут определять надежность потенциальных резидентов Арктической зоны? Каковы критерии отбора претендентов в реестр? В чем будут заключаться иные виды поддержки, кроме льгот и преференций для бизнеса в Арктике?

Юрий Трутнев: «Надежность». А какую надежность будем проверять, надежность в плане чего? Не очень понятно.

Давайте перейдем к другому. Для нас необходимо привлечь как можно больше инвестиций в арктический регион. Никаких других способов экономического и социального развития не существует. Мы не сможем перераспределить значительное количество денежных ресурсов с центральной части России на Арктику, на Дальний Восток. Нам необходимо там создавать продукт, там создавать экономику, тогда мы победим.

Для того, чтобы привлекать инвестиции, мы, очевидно, должны открыть двери, и всех людей, которые готовы создать новые предприятия в Арктике, благодарить и приглашать. Ровно этим путем мы пойдем. Их надежность с точки зрения, например, заемщиков будут проверять банки, с точки зрения выполнения действующего законодательства будут выполнять правоохранительные органы, в ходе их работы, если где-то возникнет нарушение закона. Но ничего больше. Мы не собираемся выдавать статус резидента на основании рекомендаций или каких-то проверок. Для нас принципиальным является, что человек хочет внести вклад в развитие экономики Арктики и развитие экономики страны.

Ведущий: Вопрос от Мурманска. В какие сроки будут расширены границы ТОР «Столица Арктики», какие новые локации охватит расширенная ТОР, какие проекты, на какую сумму это позволит запустить? В частности, касается ли это проекта «Норникеля» порта «Лиинахамари» и терминала «Ударник»?

Александр Козлов: ТОР в Мурманской области мы создали в этом году. Основной опорный резидент – это «Новатэк - Мурманск». Это создание центра строительства крупнотоннажных морских сооружений. У нас есть такие проекты как терминал для перевалки удобрений в морском порту «Мурманск», международный культурно-деловой центр и угольный терминал. Инициаторы этих проектов готовят документы, чтобы стать резидентами.

Проект «Лиинахамари» у нас находится на рассмотрении. К сожалению, земельные участки, которые предусмотрены под расширение этого ТОР, граничат с принадлежащими Минобороны, которые применяются для нужд обеспечения безопасности нашей страны. Мы договорились с коллегами из Минобороны, регионом, о том, что после завершения проблем, связанных с пандемией, туда отправится рабочая группа, на месте осмотрит, оценит, и чтобы проект состоялся, предложит какие-то меры. Резидента такое предложение устроило. Считаю важным и сохранить безопасность нашей страны, и в последующем реализовывать проекты, благодаря которым будут созданы рабочие места.

Вот то, что сейчас происходит с ТОР в Мурманской области.

Ведущий: Вопрос от Регион-29, Архангельск. Какое место в освоении Арктики отводится Архангельску, будут ли созданы там какие-то специализированные организации, на которые будут возложены задачи по реализации проектов, программ развития шельфа?

Юрий Трутнев: Процесс развития конкурентен. Он зависит от многого, например, от инвестиционного климата. Мы придумали систему преференций, она принята сегодня законодательно, она создает новые условия. Реализуя инвестиционный проект, человек сталкивается с массой других людей – с региональными властями, муниципальными, с работой наших институтов развития, министерства. Всё это вместе создает инвестиционный климат. Если мы все, от федерального уровня до муниципального, будем поддерживать инвестиции, значит, появятся новые проекты. Поэтому руководству Архангельска, как и руководству Мурманска и других арктических территорий хочу пожелать, чтобы они создали максимально комфортные условия для привлечения инвестиций, для создания новых предприятий, новых рабочих мест, а значит, и улучшения жизни людей.

Ведущий: Вопрос от телерадиокомпании «Ямал». Наш округ оказывает поддержку коренным малочисленным народам Севера, но это меры регионального характера. Какие меры планируются на федеральном уровне, и что будет в приоритете?

Александр Козлов: Спасибо за вопрос, он очень важный. Когда мы готовили законопроекты (о государственной поддержке предпринимательства в Арктике), обязательно учитывали мнение представителей КМНС. И на площадке в Госдуме мы собирались, потому что все проекты, которые зайдут, будут некоторым образом соприкасаться с людьми, которые жили там столетиями. О чем мы договорились, и это согласовано всеми сторонами: при Министерстве по развитию Дальнего Востока и Арктики будет создан специальный орган, в который войдут, в том числе, представители КМНС – это совет. Туда войдут люди из каждого региона, и мы будем видеть всё, что происходит в Арктике, и подсказывать друг другу.

В принятых законах было прописано, что наше Агентство по развитию человеческого капитала должно разработать программу, направленную на поддержку КМНС. Эту программу составят сотрудники агентства совместно с представителями коренных народов и регионов Арктики. Когда этот документ будет подготовлен, мы обязательно его опубликуем, и все узнают, что в нем будет предусмотрено.

Ведущий: Вопрос Интерфакс. Проект «Роснефти» «Восток Ойл» получает важные льготы в Арктике при цене на нефть 42 доллара, но сейчас цены на нефть опускаются и ниже. Возможен ли перенос этого проекта?

Юрий Трутнев: Этот вопрос необходимо задавать руководству «Роснефти». Мы с ними ведем переговоры, находимся в состоянии диалога, но конечное решение, конечно, за ними.

Ведущий: ТАСС. ФРДВ в 2020 году может направить до 15 миллиардов рублей на проекты в Арктике. Выбраны ли уже первые проекты, если да, то какие? И будет ли фонд дополнительно докапитализирован на проекты в Арктике?

Юрий Трутнев: Проекты отобраны. На сегодняшний день в министерство поступили заявки от 13 инвесторов, 7 проектов отобраны. Это Сырадосайское угольное месторождение на Таймыре, терминал навалочных грузов в Мурманске, месторождение металлов платиновой группы Федорова тундра, завод по выращиванию лосося и форели в Мурманской области, техническое перевооружение Архангельского ЦБК, Павловское свинцово-цинковое месторождение, нефтебаза в морском порту Витино Мурманской области. Все эти проекты мы будем рассматривать на заседании Госкомиссии, убедимся, что они живые и будем поддерживать.

Что касается Фонда развития Дальнего Востока, то его докапитализация на 12 миллиардов рублей планируется в рамках новой государственной программы, в том числе в 2021 году должно поступить 5 миллиардов рублей. Вот такие примерно планы.

Ведущий: Вопрос от ПроЧукотку.ру. Как будет компенсироваться стоимость строительства энергетических объектов для снабжения Баимского ГОКа, будет ли это еще одна надбавка, если да, то какой объем нагрузки на рынок предполагается? Когда «Новатэк» начнет строительство этой станции?

Юрий Трутнев: Не планируется там никакая надбавка дополнительная. На сегодняшний день окончательное решение по энергоснабжению не принято, хотя чаша весов все больше склоняется к строительству станции на сжиженном природном газе по проекту «Новатэка». В самое ближайшее время мы должны вместе с инвестором – всё-таки главное лицо здесь инвестор – это решение принять. В случае с «Новатэком» капитальные вложения проводятся за счет компании, в случае, если это будет энергомост, придется искать деньги из федерального бюджета.

Ведущий: Вопрос от Саха (Якутия). Включена ли в проект стратегии развития Арктической зоны разработка и внедрение инновационных проектных типовых решений социальных объектов и многофункциональных центров для Арктики? Предусматривается ли адаптация СНиПов, СанПиНов для работы кочевых школ в местах проживания коренных малочисленных народов?

Александр Козлов: Вопрос очень хороший. Мы столкнулись в арктических муниципалитетах с тем, что объекты обеспечения можно объединять. Не обязательно строить их раздельно. Это большие затраты, в том числе коммунальные, и неудобно с точки зрения эксплуатации. Мы сейчас взяли на себя следующие обязательства. Мы понимаем, что разработка СНиПов, норм, связанных с жилищным строительством, инфраструктурой, относятся к компетенциям Минстроя, которое возглавляет Владимир Якушев. Но он отвечает за всю страну – задач много. И мы с нашими коллегами-губернаторами и мэрами городов сейчас смотрим типовые проекты, которые признаны на мировом уровне с точки зрения уровня комфорта, вопросов эксплуатации. Мы их набираем, структурируем с точки зрения потребности и будем передавать коллегам из Минстроя, чтобы они вместе с нами посмотрели, что можно изменить в нормативной базе нашей страны, чтобы эти объекты можно было строить в Арктике.

Что касается центров, о которых вы сказали, мерзлоту и минусовые температуры нужно использовать в современности, все нюансы будут учтены. И хотелось бы отметить, что у нас есть десятилетиями накопленный опыт. Например, Воркута – с точки зрения центра компетенций изучений мерзлоты, Архангельск – сильная база в изучении акваторий, в Якутии свой центр компетенций. Все эти центры и их наработки мы будем использовать в рамках нашей работы и арктической программы.

Ведущий: вопрос от издания «Нарьяна Вындер». Он очень большой, но суть его – что необходимо сделать, чтобы люди не уезжали из регионов Крайнего Севера в поисках лучшей жизни, как решить вопросы, связанные с зарплатой, которая не дотягивает до необходимого уровня со стоимостью ЖКХ и как сделать так, чтобы люди оставались на Севере, и чтобы отношение к жителям холодных арктических регионов стало теплее?

Юрий Трутнев: Вот смотрите, все, что мы сегодня рассказываем, все ответы на вопросы, прежде всего, связаны как раз с содержанием этого вопроса. Нельзя как-то разово и быстро улучшить условия жизни людей на огромной территории. Я уверен в том, что впереди все равно должна идти экономика, потому что необходимо создать рабочие места для людей – технологичные, высокооплачиваемые. Далее – деньги от реализации новых проектов, новых предприятий поступят в бюджет, создадут условия для строительства социальной и инженерной инфраструктуры. Мы стараемся все эти процессы подогнать – то, что мы вам докладывали о создании Фонда Арктики, поможет привлечь деньги в строительство именно социальной инфраструктуры. Но здесь есть одна вещь, которую необходимо учитывать, чтобы мы были с вами, так сказать, до конца откровенны, - это не начнется мгновенно. Вот мы с вами говорим о том, что проекты пришли на комиссию, - мы их быстро рассматриваем, мы на это время не потратим. После этого – год на проектирование и года три на создание производств. А вот потом они начнут давать товарную продукцию, и налоги начнут возвращаться в регионы. Сделать этот путь более коротким не получится.

Ведущий: Вопрос от РБК. Большая часть налогов уходят в федеральный центр, может, оставлять налоги в регионах или какой-то механизм предусмотреть, который предусматривал возвращение значительной части налогов в регионе, например, на строительство инфраструктуры или тех же соцобъектов?

Юрий Трутнев: Вопрос важный: мы всегда стараемся доказать необходимость увеличения бюджетов субъектов Российской Федерации. Министерство финансов, в свою очередь, всегда нам стремится доказать, что у регионов Дальнего Востока, Арктики – денег достаточно. Это такой расчётный вопрос, вопрос сбалансированности бюджета. Процесс уточнения этой сбалансированности постоянен, в Правительстве Российской Федерации осуществляется каждый день. Ближайшее совещание у нас с Антоном Германовичем Силуановым состоится послезавтра. Мы тоже будем обсуждать эти вопросы. Поэтому если просто взять и отдать часть федерального бюджета на территории, то возникает вопрос – а кто будет гарантировать здравоохранение, кто будет заниматься защитой страны.  Бюджет федеральный сбалансирован, и сбалансированы бюджеты территорий. Насколько этот баланс идеален? Я вам еще раз говорю: я по сути своей профессии, по тому, чем я обязан заниматься, я естественно предпринимаю все усилия для того, чтобы вот эту точку баланса несколько передвинуть в сторону субъектов Российской Федерации.

Ведущий: Вопрос от ТАСС. Когда Правительство намерено завершить работу по госпрограмме развития Арктики, сколько составит общий объем программы и каких целей планируется достичь в 2035 году?

Юрий Трутнев: Сентябрь – месяц принятия программы. Общий объем – 57 миллиардов рублей, по задачам подробно расскажет министр по развитию Дальнего Востока и Арктики.

Александр Козлов: У нас программа делится на три задачи. Первое – это создание условий для привлечения инвестиций, создание рабочих мест. Это то, о чем мы сегодня все время говорили. Это и инфраструктурная поддержка, это и докапитализация Фонда развития Дальнего Востока на те проекты, которые будут реализовываться. Это и страховые взносы, которые будем возмещать, и ставку процентную по кредитам будем помогать уменьшать. Это, соответственно, экономический блок.

Второй блок, не менее важный, – поддержка городов, центров экономического роста. Например, это Норильск, Мурманск – мы попробуем начать с этих городов и потихоньку перейти на другие города Арктики.

Не менее важный вопрос – развитие образования. У нас прошла встреча на площадке Юрия Петровича с председателем попечительского совета Северного (Арктического) федерального университета, министром науки и высшего образования, ректором вуза. Мы хотим этот университет поддержать.  Для нас это очень важно, потому что люди, которые получают там компетенции, будут жить и работать в Арктике и её развивать. Немаловажный вопрос – по инициативе Председателя Совета Федерации Валентины Ивановны Матвиенко мы включили в программу раздел «Дети Арктики». Это оздоровление детей из арктических территорий в центральных и южных регионах России, разработка и издание учебников – у нас 15 языков коренных малочисленных народов, а также учебники по арктиковедению для разных классов. Около 12 тысячи детей получат эти учебники и будут по ним учиться. Что касается оздоровления – отдых порядка 120 тысяч детей в возрасте от 11 до 14 лет будет субсидироваться. Дети должны иметь возможность отдохнуть в южной части нашей страны и оздоровиться. К сожалению, сегодня не все (семьи) могут позволить себе эту поездку. Вот три основных раздела нашей госпрограммы, которые мы сейчас прорабатываем, согласовываем с нашими коллегами из разных ведомств, министерств, и, соответственно, здесь мы будем добиваться результатов.

Ведущий: Вопрос от «Интерфакса». Юрий Петрович, вы рекомендовали «Алроса» диверсифицироваться в добычу золота и лития. О каких конкретно проектах идет речь и есть ли обратная связь на этот счет?

Юрий Трутнев: Я пока от компании обратную связь не получил, мы с руководством компании поговорим. Вы знаете, я точно не собираюсь навязывать компании какую-то ни было политику. У компании есть руководство, есть совет директоров, который Антон Германович Силуанов возглавляет. Пусть они принимают решение. Но меня беспокоит судьба компании, потому что эта компания образующая для Республики Саха (Якутия) и от нее зависит огромная часть бюджета Республики, большое количество рабочих мест. Поэтому мне бы хотелось, чтобы компания устойчиво стояла на ногах, и чтобы как можно больше экономического эффекта от добываемых алмазов оставалось на территории Российской Федерации. Поэтому я достаточно давно и, так скажем, системно их подталкиваю к развитию переработки, и в этом отношении движение началось. Созданы новые центры переработки во Владивостоке, огранки камней в Якутии. Ну а сейчас будем говорить о диверсификации, точно, я вам еще раз скажу, не буду навязывать.  Я прекрасно понимаю, что с точки зрения оценки бизнеса на бирже – это, наверное, рискованный вариант, но, мне кажется, что будущее мира бриллиантов как украшений тоже находится в зоне большого риска, и даже с тем, что сейчас происходит с выпуском искусственных алмазов. Мне кажется, «Алросе» все-таки надо задуматься о будущем более, так сказать, детально.

Ведущий: газета «Север» Мезенского района Архангельской области. Можно ли сделать более лояльными для этого региона правила рыбалки, чем в целом для бассейна, учитывая тот факт, что рыбалка здесь отнюдь не спортивная или любительская, а способ прокормиться в условиях бездорожья?

Юрий Трутнев: Думаю, что нужно. Не можно, а нужно, потому что, когда люди живут в достаточно отдаленных территориях, совершенно очевидно, - им надо предоставить особые режимы использования природных ресурсов, иначе им просто там жить будет тяжело и не очень хотеться это дальше делать. 

Ведущий: Больше спасибо, мы ответили практически на все вопросы, работаем уже час, и потому будем завершать встречу. Большое спасибо нашим спикерам за очень детальные и интересные ответы, а коллегам-журналистам – за ваши вопросы.

 


#Трутнев #Александр Козлов #Арктика

Поделиться:

Статус страницы
Раздел: Пресс-конференция Юрия Трутнева и Александра Козлова на тему «Развитие Арктической зоны Российской Федерации: новые преференции для бизнеса» (СТЕНОГРАММА)
Дата последнего изменения страницы: 09.01.2017 16:03:25


Мнение
08.07.2020 10:03
Юрий Трутнев о принятых арктических законах

«Сделаны важные шаги в совершенствовании системы государственного управления по развитию арктического региона. Практически вся российская Арктика становится специальной экономической зоной с набором налоговых льгот. Самое главное – меняется принцип: если на предыдущем этапе государство само инвестировало в Арктику, причем в не очень больших объемах, то сейчас мы говорим о поддержке инвесторов и оказании содействия проектам в сфере экономики. Мы будем и дальше улучшать условия для ведения бизнеса, развивать экономику арктических территорий, потому что именно это позволит в дальнейшем улучшить условия жизни людей».

Направить обращение
Обращения в Министерство Российской Федерации по развитию Дальнего Востока и Арктики в письменном виде направляются по адресу: 119121, г. Москва, ул. Бурденко, д.14.

Направить обращение