«Подъем Дальнего Востока - это наш национальный приоритет на весь XXI век»
«На Дальнем Востоке созданы беспрецедентные условия экономического развития территории»
logo
Новости и события

Министр по развитию Дальнего Востока и Арктики Алексей Чекунков дал интервью РБК на ВЭФ-2021

Элина Тихонова: Вы принимающая сторона этого Форума, какие его главные итоги? Насколько форум получился и что, на Ваш взгляд, самое ключевое здесь произошло?

Алексей Чекунков: Как Вы можете догадаться, я был глубоко вовлечен во все дальневосточные форумы, начиная с 2015 года, и поймал себя на мысли, что это тот случай, когда количество перешло в качество. Может быть и два года паузы сыграли свою роль, но подготовленность сделок, глубина и масштаб решений, которые показал шестой Восточный экономический форум, меня приятно вдохновили. Во-первых, беспрецедентное внимание Президента. Четыре дня на Дальнем Востоке работал Владимир Владимирович Путин.

Авиаперевозки, связанность Дальнего Востока с Западом России, провели детальное совещание по социальному развитию региона. В итоге плюс 35 млрд рублей. 21 млрд рублей на субсидирование, 14 млрд рублей на закупку отечественной техники российского производства до 2025 года.

Элина Тихонова: Это всё для «Авроры» или не только?

Алексей Чекунков: Это для единой дальневосточной авиакомпании, совершенно верно, для «Авроры», Вы правы.

Здравоохранение. У нас гигантский регион, но на «карте проблем» жителей качество медицины стоит номером один. И каждому человеку довести услугу должного качества сложно, просто физическая география не позволяет. 90% населённых пунктов находится в труднодоступных местах. 57 млрд рублей – программа обновления первичного звена, это то, что нужно чаще всего наибольшему количеству людей, и новые решения Президента – плюс 20 млрд рублей на программу на один год, которую реализует наше Министерство по развитию центров социально-экономического роста, из них половина на здравоохранение. Плюс 6 млрд на здравоохранение именно в год в труднодоступных и малонаселенных пунктах, где у нас живёт 1,5 млн человек. То есть вообще социальное развитие традиционно не было важным аспектам ВЭФ, но здесь благодаря тому, что Президент поработал на Дальнем Востоке так внимательно и глубоко, мы получили этот результат.

Запуск механизма дальневосточной концессии – 500 млрд рублей, это очень просто, мы перешли от натурального хозяйства, когда что накопили, то и потратили, что Минфин довёл, тем и можем поддержать инвестиционные проекты. И в результате мы просто крупные инвестиционные проекты, которые стали к нам заходить, уже не можем поддержать, а каждому нужна инфраструктура, причём не только инфраструктура в традиционном понимании: дорога, порт, линии электропередач, а социальная инфраструктура, работникам жить где-то нужно. Удокан начали разрабатывать, стройка первого этапа заканчивается. К слову, на этом форуме подписано расширение Удокана и инвестиции до 290 млрд рублей. Там будет работать несколько тысяч человек, где им жить, это высокооплачиваемая работа, то, что принято называть средним классом, а там село Чара не соответствует их ожиданиям. Будем строить новую Чару. Эта одна новая Чара стоит под 10 млрд рублей. Ну так получается поможем одному Удокану, поможем ещё кому-то и всё? Благодаря механизму дальневосточной концессии, мы сможем брать на себя обязательства, расплатиться с инвестором за инфраструктуру на горизонте 10-15-20 лет. Тогда инвестор спокойно сейчас берет эти деньги в банке, строит инфраструктуру за свой счёт. Во-первых, инвестор строит качественно, в срок и не ограничен теми сложными механизмами, которые регулируют расходование бюджетных средств. И мы начинаем платить из доходов, но уже предприятие работает. Таким образом, объем инфраструктурной поддержки, которую мы можем оказать на горизонте следующих 3-4 лет, мы говорим о таком инфраструктурном рывке, вырастает со 100 млрд до 450 млрд рублей – вот это мощнейший результат форума, причём Постановления Правительства были приняты прямо вчера, и поверьте, это совпадение. Мы не работали специально под форум, так получилось, что эта работа была проведена на протяжение шести месяцев. Первые сделки по дальневосточной концессии были подписаны как раз в рамках форума.

Элина Тихонова: Бизнес насколько активно заходит? Сопоставимо ли интерес бизнеса к региону с интересами государства?

Алексей Чекунков: Я бы сказал, концентрация усилий государства, в первую очередь, связанна с тем, какие вызовы перед нами ставит бизнес. К нам приходит казахстанская компания, вчера два президента довольно часто касались Баимского горно-обогатительного комбината. Прилетает шейх из Дубая обсуждать на общественном совете Северного морского пути участие в развитии большого СМП, потому что наконец-то мы признали, что СМП – это не траектория от Новой Земли до мыса Дежнёва. СМП – это путь от Владивостока или Сахалина до Мурманска или даже Санкт-Петербурга. Если мы это будем воспринимать так, как сервис, это то же самое, что воспринимать авиаперелёт, условно, Москва - Владивосток как две точки в небе. Нам не нужно оказаться из одной точки в небе в другой, нам нужно прилететь из аэропорта в аэропорт. В этом смысле интерес бизнеса большой, совершенно стратегичный, и крупнейшие компании заходят. Удивительно, что не очень замеченным оказалось подписание Фонда «Восход» с «Интерросом» Владимира Потанина на 10 млрд рублей. Это обязывающее соглашение. «Интеррос» вкладывает 10 млрд рублей в инновации на Дальнем Востоке. Почему? Это не благотворительность. Здесь рынок. Здесь интереснейшие наработки есть. Всё интересное, что создается здесь, попадает на радар партнёров, клиентов в Китае, Японии, Корее на порядок быстрее, чем то, что создается на Западе, поэтому умный бизнес, который смотрит на Восток, понимает, что развиваться только здесь. У нас девелопер номер один – Группа «ПИК» – довольно активно на Дальнем Востоке подбирает участки, реализует проекты. Они на Филиппины вышли работать пару лет назад. Люди смотрят на Азию совершенно серьезно, ни как на протокольную какую-то процедуру, а как на гигантский рынок, с которым нужно взаимодействовать. Приведу цифры. 93% корейских туристов, прилетающих в Россию в 2019 году, прилетели в аэропорт Кневичи во Владивостоке. 93% корейских туристов. Это можно относить и к китайским, японским туристам. Нет столько магнитов здесь, нет столько отелей, сервиса. Это задача бизнеса. «Роза Хутор» пришла, это большой бизнес. Они трансформируют Камчатку, надеюсь, трансформируют и Курилы.

Вообще у нас 2600 проектов по бизнес-планам, к 2030 году их должно стать порядка 4000. 2 триллиона рублей уже вложено в эти проекты нашими резидентами. Мы сопровождаем каждый проект руками. Соглашений на 6,3 триллиона, вложено два. К 2030 году это должно быть 11 триллионов, и самая главная для нас цифра – это количество рабочих мест. Уже сознано этими компаниями 81,5 тысячи, с семьями, это порядка 250 тысяч человек. Миграционный отток, когда мы начинали работать в 2014 году, был порядка 50 тысяч человек в год из округа; в 2019 – 10 500 человек; 2020 году, пандемийном, чуть меньше 20 000 человек. Да ещё миграционный отток сохранился, но он сократился почти в 4 раза. И 300 тысяч новых рабочих мест будет создано к 2030 году только на предприятиях в режимах ТОР и СПВ. Это с семьями миллион человек. Людям нужно где-то жить, получать услуги, они сами будут создавать потребительский спрос, создадут новую экономику. Я говорил с гендиректорами трёх крупнейших ритейловых сетей России. Две из них сказали, что Дальний Восток интересный. Мы ведём с ними работу, абсолютно тактическую работу по их приходу на Дальний Восток.

Рыбный сектор, где произошла консолидация компаний, программа квоты в обмен на инвестиции. Во-первых, беспрецедентные доходы федерального бюджета. Крабовые аукционы – 143 млрд рублей, это Дальний Восток и Северный бассейн. Больше, чем за предыдущие 30 лет принесла отрасль. Получили здесь второго крупнейшего производителя краба в мире. И строительство 10 новых заводов и 16 рыболовных судов, порядка 10 новых краболовов. Знаете, что следующим шагом эти люди будут строить, не собираются, а именно будут строить? Я знаю, проект видел – рыбные рынки. Это очень красиво. Это будут рынки, на которые люди будут как на туристические объекты летать, как в Диснейленд. Просто будут из Москвы во Владивосток летать на рыбный рынок, который здесь появится уже, надеюсь, в течение ближайших 3 лет.

Элина Тихонова: Какие цены будут на этом рыбном рынке?

Алексей Чекунков: Спрос - предложение. Когда у компании своя рыба и сейчас просто нет этого сбыта здесь, они вынуждены отдавать в ту инфраструктуру, какая есть, потому что рыба второй свежести не бывает, как известно. А здесь без заморозки рыба будет попадать сразу на рынок из моря, цена будет соответствующей.

Элина Тихонова: Если говорить о тех преференциях, о тех возможностях для бизнеса, которые предлагает государство на Дальнем Востоке, давайте обсудим их актуальность, насколько они действительно релевантные запросам и потребностям бизнеса? Понятно сейчас самая громкая тема: особый налоговый режим на Курилах. Во-первых, понятно ли когда он начнёт действовать? Во-вторых, какие компании, на ваш взгляд, будут заинтересованы?

Алексей Чекунков: Особый налоговый режим на Курилах мы должны ввести до наступления следующего года, я надеюсь до конца 2021 года мы эту работу проведём. Первые очевидные кандидаты на новые проекты – это рыбная отрасль для переработки рыбы, это минтай, сайра, краб, производство филе, производство консервов. Возможно даже более технологичные проекты: производство омега-3, фармсубстанций, переработка печени краба. И второе, это безусловно туризм. Курилы – это жемчужины, на них грамотный инвестор нужен. Инвестор обеспеченный, инвестор с опытом, ресурсообеспеченный – такие нам нужны. Они смогут создавать проекты, которые сделают Курилы Северными Фиджи. Например, Группа «Роза Хутор», которая рассматривает и проект архипелаг Онекотан, и проект «Итурп ризорт». Они на более ранней стадии проработки, чем «Три вулкана», но мы будем вместе налегать, чтобы эти проекты ускорялись, и на Курилах появлялись туристические объекты мирового уровня.

Элина Тихонова: Для зарубежных компаний обещаны те же условия на Курилах, что и для российских компаний?

Алексей Чекунков: Никакой дискриминации нет, совершенно верно.

Элина Тихонова: А нужна ли какая-то дискриминация, на ваш взгляд? Какие-то особые условия и приоритетное право захода на Курилы для российских компаний?

Алексей Чекунков: А для чего? Мне кажется, что, во-первых, здесь должен быть хороший симбиоз. К примеру, почему бы на Курилах не построить курорт по французскому стандарту. Знаменитый проект Олега Тинькова на Камчатке. Не буду раскрывать в эфире сколько стоит, поинтересуйтесь у кого-то, поверьте, Вы не угадайте цифру. И расписано на месяц вперёд, потому что качество услуги предоставили мирового уровня. Природа такая, люди записываются. Поэтому здесь мы не владеем всеми знаниями мира, здесь правильно кооперироваться и приглашать партнёров.

Элина Тихонова: Должны ли, например, иностранные компании при реализации своих проектов на Курильских островах использовать исключительно нашу рабочую силу, потому что нам то нужны рабочие места для россиян?

Алексей Чекунков: Мы, честно сказать, настолько регулировать национальный состав работников инвестиционных проектов не намерены. Во-первых, потому что преференциальный режим предполагает ввоз рабочей силы без квоты. Пока он ещё не принят, но на примере наших территорий опережающего развития, Свободного порта Владивосток, это одна из льгот, которые мы даем, мы поддерживаем, мы согласуем, но никому ещё не отказали ни в какой рабочей силе ни из какой стороны. Потому что разные компетенции есть у разных людей. Когда открывали казино в игорной зоне в Приморье, здесь работали и шотландцы, и коллеги из Макао приезжали. Там есть это знание, у нас нет. Если мы захотим молочную продукцию экспортировать в Китай, как это, например, делает Новая Зеландия – лидер из иностранных инвесторов на рынке молочной продукции Китайской Народной Республики, то мы новозеландцев пригласим на Курилы. Более того, я это уже сделал на форуме в беседе с послом Новой Зеландии, поскольку это небольшое и отдалённое вообще от всего государство, но один из мировых лидеров в таких секторах как виноделие, шерсть и молочная продукция. Я за то, чтобы мы брали лучшее, что есть в этом мире, и приземляли на нашей территории. Мне нравится использовать российский капитал, я вам в этом признаюсь. Нужно использовать российский капитал. У нас у банков избыточная ликвидность, у нас у бизнеса избыточная ликвидность. Я уверен, что по-прежнему большие ресурсы российского бизнеса сконцентрированы за рубежом. И если есть хорошая норма прибыльности при просчитываемых рисках, всегда оптимально рассчитывать на свои собственные силы. И уже сильными приглашать партнёров. Смотрите, как успешны в привлечении иностранных инвестиций такие компании, как «Сибур», «Новатэк», «Роснефть». Почему? Потому что они сильные, а у нас довольно много альтрапринеров. Партнёрство с ведущими российскими банками: Сбером, ВЭБом, ВТБ показывает, что можем реализовать мощнейшие проекты, трансформационные: Амурский газовый кластер, Усть-Лугу, в Мурманске проект Арктика СПГ-2, Находкинский завод минеральных удобрений, Баимка, Удокан – это мирового класса проекты, на миллиарды долларов. Некоторые из них больше чем 10 млрд долларов, где нет ни копейки иностранных денег, поскольку у нас ведь капитал тоже нужно задействовать. Это деньги российских вкладчиков, они должны работать.

Элина Тихонова: Туроператоры вчера попросили Президента о снижении НДС. Минфин пока не спешит это предложение одобрять. Вот ваша позиция какая по этому вопросу? Действительно ли стоит для каких-то отраслей НДС снизить? Или может быть вообще обнулить? Или существующих преференций достаточно?

Алексей Чекунков: НДС – это сакральные три буквы в букваре Минфина, я их касаться не буду, но о мероприятии, которое Вы упомянули, скажу. Это мероприятие не имело прецедентов. Мы хотели показать Президенту, чем дышит форум, какой пульс форума, что вообще обсуждаются на тех десятках сессий. На этом форуме их было 104. Собираются люди с совокупным опытом, многие века в определённой индустрии. Это же интересно, когда они о своем говорят. Президент поддержал нашу идею. Получилось межотраслевое совещание, где мы обсуждали инвестиционный климат в целом, агрокомплекс, инновации, информационные технологии, горнодобычу, лесной комплекс, логистику, туризм, недвижимость, нефтегаз. Я такого не видел в жизни, у меня более 10 лет работы именно в государственной сфере, начиная с Российского Фонда Прямых Инвестиций. Все предложения были очень структурированные, очень глубокие. Порядка 70% Президент поддержал. Это один из главных итогов форума, помимо дополнительных средств, выделенных на развитие Дальнего Востока, кроме дополнительных инвестиций, тех инвестиционных соглашений, которые были ускорены и подписаны на этом форуме, те отраслевые решения, которые были приняты и позволят сделать IT более конкурентоспособным. Потому что это наша сила, её нужно развивать. Сделать наш агрокомплекс более конкурентоспособным, повысить урожайность наших земель и вести больше земель в оборот, нацелить агрокомплекс на Азиатско-тихоазиатский регион, сделать нашу логистику более конкурентоспособной.

В части туризма у нас реализуется огромная работа с Дмитрием Николаевичем Чернышенко, группой «Ростуризм», компанией «Туризм.РФ». Действительно, нацпроект туризм весит сотни млрд рублей. В следующие несколько лет в этой части мы только начинаем совместную работу, я вместе с Сергеем Сухановым ездил в Приморский край, с Дмитрием Николаевичем мы ездили на Камчатку. И эти новые меры только начинают приходить сюда и нам нужно соответствующее количество предпринимателей, которые готовы ими воспользоваться. В этой части понятно, что сами предприниматели говорят, мы не хотим платить налоги.

Элина Тихонова: Нет, они говорят, мы хотим все остальные платить, лучше НДС для нас снизьте.

Алексей Чекунков: Я бы так сказал, даже снижение на 10% одной группы налогов, это же деньги, мы инфраструктуру создадим по дальневосточной концессии. Мы им снижаем единый социальный налог на работников до 7,6%. Я как человек и с инвестициями, и из бизнеса – всегда за бизнес, считая, чем больше новых рабочих мест, тем лучше. Тем не менее, сейчас понимаю с точки зрения государства, бюджет тоже нужно наполнять и именно к НДС очень внимательно относиться. Очень умный налог, хорошо настроенный в нашей стране. Кстати, на Курилах не будет НДС. В инновационном научно-технологическом центре нет НДС.

Незамеченным прошло поддержанное предложение на том же самом совещании, не побоюсь его назвать историческим в контексте ВЭФ, в контексте развития Дальнего Востока оно может быть расценено как историческое, потому что по количеству принятых решений за одно совещание, по количеству отраслей, которых оно касалось, это довольно беспрецедентно. Об увеличении в 10 раз планки по доходам, до которой могут расти компании, находясь в режиме инновационного научно-технологического центра. Это как раз IT компании, производители отечественных роботов, но миллиард рублей – это мало для IT компании, для технологических компаний. Мы не говорим переставать расти на 10 млрд рублей, просто они перейдут в другой статус, пусть они становятся резидентами территорий опережающего развития или резидентами Свободного порта Владивосток. Но мы этот первоначальный спринт, когда вообще почти никаких налогов, продлили в 10 раз с миллиарда до десяти, это очень крутое решение, я думаю, оно даст серьезный импульс вместе с новым инвестиционным венчурным фондом на 10 млрд рублей, вместе, я надеюсь, с поддержанным Владимиром Владимировичем предложением, распространить ИНТЦ и увеличить в 10 раз планки, это по-настоящему позволит сконцентрировать мозги дальневосточных инноваторов и привлечёт сюда новых инноваторов, которые будут работать на рынке АТР.

Элина Тихонова: В завершение блиц, короткий вопрос – короткий ответ, как раз про новые импульсы и про свежие предложения, которое вчера прозвучали. Про туристический поток, туристическую привлекательность региона очень много говорилось на ВЭФ. Вчера прозвучало предложение увеличить туристический кэшбэк для региона, насколько это способно стимулировать туристический поток? Готова ли уже инфраструктура к возможному кратному увеличению этого турпотока?

Алексей Чекунков: Пока нет, пока инфраструктура не готова, и здесь как раз фокус на туризм и нацпроект туризм. Участие корпорации «Туризм.РФ» в ключевых туристических проектах очень важно. Гостиницы нужно строить. Самое полезное предложение в части туризма, которое, мы надеемся, будет поддержано в рамках проработки этого вопроса по поручению Президента, это уменьшение номерного фонда отелей, которые могут получить поддержку на капитальные инвестиции, капитальный гранд. Сейчас, по-моему, 150 номеров, а многие небольшие отели в труднодоступных местах, но в таких интересных. Но они не на 150 номеров, они меньшего размера. Поэтому нужно строительство турбазы, гостиницы на 50, 70, 80 номеров может дать достаточно взрывной рост от Байкала до Курильских островов, от Якутска до Благовещенска. Мы на это рассчитываем.

Элина Тихонова: Аналог программы Work and Travel в дальневосточном округе, вот эта идея Ростуризма как вам?

Алексей Чекунков: Мне нравится, я считаю, что юность, это время открывать новые места. Work and Travel она же именно про то, чтобы люди работали в новых местах. У меня был в Фонде развития Дальнего Востока один заместитель, талантливый парень, он потом в двух инвестбанках работал, а студентом чистил лосося на Аляске. Пусть приезжают к нам ребята, попробуют себя, иногда, может быть, в каких-то экстремальных условиях, на стройках дальневосточных, на рыбзаводах. Это опыт на всю жизнь, они никогда не забудут свое знакомство с тайгой, сопками, с океаном. Я уверен, это будет популярное направление.

Элина Тихонова: Новый миллионник, о котором только и говорят на ВЭФ, который Вы предложили назвать «Спутник», Юрий Трутнев считает, что название всё-таки должны Выбирать люди. Вы будете за это название сражаться?

Алексей Чекунков: Я готов поменять свое мнение, если я увижу, что факты поменялись, что действительно, люди скажут, не хотим «Спутник», хотим, чтобы город назывался Надеждинский. Нам нужен лучший новый город на Дальнем Востоке. Он не будет миллионником, миллионником будет агломерация большого Владивостока, как я вашим уважаемым коллегам и сообщал. Ну, наверно, цифра такая магическая. Это цифра - концентрация людей, концентрация экономики, концентрация транспортных связок. Владивосток, Артём и вот это новое образование такую концентрацию и дадут. А название получилось само собой, мы его не придумали. Мы говорили о создании города спутника Владивостока, и в общем работали над этим достаточно давно. Это точно не предфорумный хайп. У нас проект абсолютно формальным способом был инициирован ещё с прошлого года. А вообще я о нём впервые услышал пару лет назад от группы «ДНС», известной здесь, которая является одним из лидером в торговли электроникой. Она стала резидентом территории опережающего развития «Надежденская» и заявили «ДНС сити». О вкусах не спорят. На мой вкус «Спутник» лучше, чем «ДНС сети», но опять же с огромным уважением отношусь к коллегам, и это реакция коренных, успешнейших бизнесменов, к слову люди в список Forbes входят. Реакция на спрос. Есть спрос – бизнес пытается дать предложение. Но одна частная компания не потянет такие масштабы, и нам просто жалко стало. У нас достаточно быстро предприятия встали в ТОР «Надежденская». Там 71 инвестиционный проект реализуются, а вот место – неправильное, там заводы. Поэтому то, где предприятия встали, мы оставляем место в стороне. Людям не видно и не слышно будет, эти предприятия за дорогой, а по другую сторону дороги между югом Приморья и заливом мы проектируем мастер-план нового города. Пока будем рабочим названием называть «Спутник».

 


Поделиться: