«Подъем Дальнего Востока - это наш национальный приоритет на весь XXI век»
«На Дальнем Востоке созданы беспрецедентные условия экономического развития территории»
logo
Новости и события

Министр по развитию Дальнего Востока и Арктики - о туризме и Северном морском пути

Дальневосточникам за третьего ребенка будут давать миллион рублей, а размер туристического кешбэка за тур на Дальний Восток составит 40 тысяч рублей - вдвое больше, чем по остальной России. Об этом в интервью "Российской газете" рассказал министр по развитию Дальнего Востока и Арктики Алексей Чекунков.

Как с транспортной доступностью регионов ДФО - станут они ближе в 2022 году?

Алексей Чекунков: Увеличено финансирование субсидируемых тарифов для дальневосточников - с 5,49 до 6,5 млрд рублей. Еще 4 млрд выделяется на субсидирование магистральных авиаперевозок для граждан, которые пользуются социальными льготами. Так что доступность точно повышается.

Главным результатом 2021 года считаем создание Единой дальневосточной авиакомпании. Это полноценная межрегиональная компания, в которой каждый из 11 регионов имеет свое представительство. Межрегиональные дальневосточные линии получили серьезный толчок для развития.

Первые 20 социальных маршрутов были профинансированы на 1,23 млрд рублей в 2021 году. В 2022 году 5,9 млрд выделено на субсидирование 36 социально значимых межрегиональных маршрутов. Некоторых маршрутов раньше просто не существовало. Были опасения, что они окажутся невостребованными, но загрузка в сезон достигала 90%. Высоким спросом пользовались рейсы из Южно-Сахалинска в Комсомольск-на-Амуре, из Владивостока в Улан-Удэ. Билеты реализуются по приемлемым для людей ценам - от 2,2 тыс. до 10 тысяч рублей.

Конечно, есть куда расти. Дальний Восток очень большой.

Некоторые населенные пункты очень далеки и от центральной части России, и друг от друга. Поэтому наша цель - 535 маршрутов к 2025 году и 2 млн пассажиров в год. Это потребует расширения и обновления авиапарка. Уже подписан график - будет закуплено 45 новых самолетов российского производства SSJ-100, Ил-114, Л-410 и ЛМС "Байкал" в 2022-2025 годах.

Все аэродромы готовы принимать эти новые суда?

Алексей Чекунков: Аэродромная сеть Дальнего Востока большая еще с советских времен. Но авиаинфраструктура сильно поизносилась, в плане реконструкции более 30 аэродромов. В ближайшее время начнем работы по первым семи - обновим светосигнальное и навигационное оборудование. Реконструируем грунтовые полосы, потому что не везде можно строить бетонные. Это дорого, долго и не всегда нужно.

Традиционно эти аэродромы служили для Ан-2. Сейчас он выходит из эксплуатации, а современные самолеты требуют более длинных, иногда более широких полос со специальным покрытием. Но это можно сделать сравнительно быстро. Мы договорились с Росавиацией о том, что будем применять модульные конструкции для создания быстро возводимых терминалов. Теплых и комфортных для людей, но не требующих гигантских капитальных затрат. И это позволит нам быстро привести в порядок те самые малые и отдаленные аэродромы, которые сегодня находятся в удручающем состоянии. Где-то это фактически поляна без каких-либо сооружений.

В столицах регионов дела лучше - открылся новый терминал внутренних линий аэропорта Хабаровск, уже строится международный терминал. В 2022 году будет достроен терминал в Южно-Сахалинске. Строится новый шикарный терминал в Петропавловске, который обыгрывает тему вулканов. В Новом Уренгое достраивается терминал, который обыгрывает тему традиционных северных чумов.

Расчет на туристов?

Алексей Чекунков: Конечно, это связано с высокими ожиданиями инвесторов от развития туристического комплекса. Не было бы счастья, да несчастье помогло. Пандемия подстегивает внутренний туризм - он вырос на 48% к предыдущему году. Мы рассчитываем, что по итогам 2021 года более 2,3 млн человек посетят Дальний Восток.

Я думаю, что в течение 3-5 лет предложение туристических услуг на Дальнем Востоке существенно возрастет. Это тот случай, когда спрос и предложение растут параллельно. Люди открывают для себя новые места для туризма на Дальнем Востоке, они будут возвращаться, рассказывать друзьям. Сейчас народный телеграф - социальные сети - очень хорошо работают. Благодаря тому, что картинка у нас беспроигрышная - куда ни попади, всюду красота мирового уровня - привлекаем все новых туристов.

Хорошо помогают чартеры. В феврале 2022 года стартует вторая чартерная программа на Сахалин (туры от 34,9 тыс. руб. с полным пакетом на 7 ночей. - "РГ") и четвертая чартерная программа из Москвы в Бурятию (туры от 36 тыс. руб., авиаперелет Москва - Улан-Удэ - Москва, 7 ночей, трансфер, экскурсии. - "РГ"). В 2022 году планируется запуск чартеров на Камчатку и в Якутию. Также совместно с Ростуризмом прорабатываем увеличение кешбэка на туристические путевки Дальнего Востока до 40 тысяч рублей. Но, конечно, внутренний туризм - это только первый акт оперы под названием "бурное развитие туризма на Дальнем Востоке и в Арктике". В доле доходов домохозяйств туризм может достичь 10% уже в следующие пять лет. Я ожидаю, что сначала это случится на Камчатке, в Приморье, Бурятии.

Второй акт - это международный туризм?

Алексей Чекунков: Пандемия неизменно закончится. Такие места, как остров Онекотан, горячие источники на Итурупе, - они уникальны. Как известно, сейчас самый большой в мире туристический рынок - азиатский. В Азии есть операторы с большим опытом и множеством объектов по всему миру. Мы рассчитываем, что сможем заинтересовать их как проектами в уже зарекомендовавших себя местах - Камчатка, Байкал, Приморье, так и в новых локациях - Курилы, Чукотка, Крайний Север.

Будем экспериментировать с форматами - от экспериментальных мест типа научных туров на станцию "Снежинка" на Ямале до курортных отельных комплексов. Рано или поздно те же Курилы с уникальными термальными источниками должны превратиться в достопримечательности мирового уровня. И в этом смысле мы хотим, чтобы туристы всего мира открыли для себя Дальний Восток и Арктику.

Сколько туристов способен реально переварить Дальний Восток, в частности его "экологически хрупкие" регионы - Камчатка?

Алексей Чекунков: Если в один год приезжает миллион туристов, а в следующий - два миллиона, природе это не понравится. Здоровый рост - это 20% в год, когда за пять лет удваивается количество международных туристов.

Моя мечта - круизный турпродукт от Санкт-Петербурга до Владивостока, до Корсакова на Сахалине. Любой человек может иметь мечту хоть раз в жизни пройти по Северному морскому пути. Не всем дано идти зимой за ледоколом и высаживаться на льдины. Это уже экстремальный туризм, и он очень дорогой. Но Север прекрасен, а люди сейчас охотятся за уникальными впечатлениями, эмоциями и фотографиями.

Спрос есть, и мы видим, что на него начинают реагировать и зарубежные компании. Круизы на Северный полюс предлагают норвежские и французские компании. Здесь очень важно не отстать, поэтому мы работаем с корпорацией "Туризм.РФ" и регионами, у которых есть порты, над формированием сети маршрутов. Будем стимулировать круизные компании фрахтовать суда и предлагать этот продукт на маршрутах от юга Приморья до Мурманской области. Кроноцкий заповедник уже предлагает создать на базе поселка Жупаново на юге заповедника опорную инфраструктуру для приема международных круизных лайнеров и малых судов.

Когда туризм может стать серьезной статьей доходов региона и источником тысяч рабочих мест?

Алексей Чекунков: В доле доходов домохозяйств туризм мог бы занимать 10%, может быть, даже 20%, но не более. Экономика Дальнего Востока и Арктики все-таки построена на таких мощнейших столпах, как недропользование, транспортная логистика, которые измеряются десятками миллиардов долларов. Ямал дает больше 80% экспорта газа, Арктика дает более 20% национального дохода. В таких условиях туризм не сможет стать сопоставимой по величине статьей. Но туризм может достичь 10% уже в следующие пять лет. Я ожидаю, что сначала это случится на Камчатке, в Приморье, Бурятии.

Это может стать рецептом развития для регионов, которым не повезло иметь в экономике ресурсный либо логистический козырь. Например, для Еврейской автономной области, если правильно раскрыть формулу приграничного туризма, туризм мог бы стать крупнейшей статьей дохода. Для этого должны строиться санатории, базы отдыха, торговые центры. У нас вводится мост русско-китайский. Целевая аудитория - это ни много ни мало 100 млн жителей приграничных регионов Китая, которым бы интересен такой туризм. Но они не приедут просто смотреть на природу. Они должны приехать и получить какую-то услугу.

Пока с туристической инфраструктурой дела не очень.

Алексей Чекунков: Сейчас на Дальнем Востоке более 2100 гостиниц, они могут принимать одновременно 52 тыс. постояльцев. Правда, из них классифицированных гостиниц всего 962.

Но отрасль развивается. С 2017 года в пять раз выросло количество резидентов ТОР, реализующих турпроекты. Строятся более 200 объектов туриндустрии, включая 121 отель, туристские комплексы, базы отдыха, санаторно-курортные комплексы - на Сахалине, в Бурятии, на Камчатке, в Приморье, Хабаровском крае, Забайкалье, 10 спортивно-развлекательных парков, два глэмпинга - в Якутии и Приморье.

Есть экзотические места, которые привлекают туристов совершенно необычным турпродуктом. Например, полюс холода. Это даже забавно. Извечное соперничество Верхоянска и Оймякона приводит к тому, что некоторые люди, охотясь за самым предельно низким градусом, едут и туда, и туда. Трудно себе представить, что такое -50, я уже не говорю про -65, но это тоже туристическая фишка, которую надо правильно развивать. Якутия, например, подхватила туризм экстремальных холодов.

Отчасти повышению туристической привлекательности должна поспособствовать и программа реновации. В каких дальневосточных городах она пройдет?

Алексей Чекунков: Во всех столицах регионов Дальнего Востока и городах с населением свыше 50 тысяч человек. Также программа распространена на Тынду, Северобайкальск, Большой Камень, Корсаков, Советскую Гавань.

Все 25 городов представят нам на конкурс концептуальный мастер-план уже в первом квартале 2022 года. Не менее трех мастер-планов, один из которых Владивосток, представим на ВЭФ-2022.

Мастер-планы должны дать ответы на главные вопросы: О чем этот город? Какова его главная проблема? Что нужно создать в первую очередь, чтобы жители быстро почувствовали улучшение качества жизни? Какая экономика есть и какая создается? И те города, которые справятся с этой задачей лучше всего, покажут самый эффективный и быстрый путь к улучшению качества города, получат первыми средства на реновацию.

Проигравших не будет. Все 25 обязательно предложат идеи, которые мы будем реализовывать вместе, независимо от их победы в конкурсе. Если города определят, что кому-то нужна набережная, кому-то новый парк, кому-то модернизация системы освещения или общественного транспорта, то пропорционально населению этих городов мы будем стараться выделять средства по механизмам единой субсидии и дальневосточной концессии. С тем, чтобы все 25 городов в течение ближайших пяти лет вошли в эту программу и жители почувствовали осязаемый прогресс и улучшение качества городской среды.

Параллельно началась реализация программы "Дальневосточный квартал", направленной на развитие комплексного жилищного строительства. Где появятся дальневосточные кварталы?

Алексей Чекунков: В Приморье, Хабаровске, Южно-Сахалинске, Благовещенске, Улан-Удэ, Чите, Якутске.

Тут больше вопрос готовности участка с точки зрения юридической чистоты. Там, где эти участки свободны от любых прав третьих лиц, проектирование начнется уже в 2022 году.

Весь год мы, без преувеличения, бились за возможность реализовать эти проекты в режиме ТОР. Руками отбирали, наверное, даже правильнее сказать, ногами обошли абсолютно все крупные города наших регионов, отобрали восемь площадок. В 2022 году начнем проектирование и выйдем на стройку на первых площадках.

Программа "Дальневосточный квартал" даст дополнительно 2,2 млн квадратных метров жилья на Дальнем Востоке. Каждый из дальневосточных кварталов изменит образ города и повлияет на цены. Для сравнения, за год на всей Камчатке были сданы немногим более 60 тыс. кв. м нового жилья, а один только дальневосточный квартал - 120 тыс. Еще больший контраст - Магадан, который в 2019 году сдал всего 9 кв. м - один дом. А там планируется построить более 200 тыс. кв. м. Это фактически новый Магадан. Только увеличением предложения мы можем сбалансировать спрос и понизить цены.

Поскольку это проекты комплексной застройки, в их рамках мы реализуем более продуманный, качественный стандарт строительства целыми кварталами. К сожалению, из-за небольшого объема строительства, так называемой точечной застройки, во многих регионах у нас не получалось создать новое качество жизни. Дом появлялся, но подъезд к нему, окружение, тротуары, детские площадки не подтягивались. Вокруг одного дома создать всю социальную инфраструктуру сложно.

А что с городской средой в Арктике?

Алексей Чекунков: Из-за экстремальных температур и вечной мерзлоты, из-за особенностей социально-экономического развития Арктика требует другого подхода, чем остальной материк. С минстроем мы завершаем работу над арктическим стандартом, который задействует лучшие из решений, используемых в других арктических странах. Он станет рекомендательным стандартом, по которому будут создаваться любые новые объекты в Арктике. Большой победой 2021 года стал запуск комплексной программы развития Норильска объемом 120 млрд руб. Норильску повезло с наличием такого мощного стратегического инвестора, как "Норникель". Во всех арктических городах будем действовать именно так, соединяя бюджетные инвестиции и привлекая внебюджетные средства компаний, которые зарабатывают в арктических регионах.

В Арктике из-за таяния вечной мерзлоты деградируют фундаменты, есть риски ущерба для железных дорог, газопроводов. Есть ли программа по ремонту или расселению жилых зданий, для которых есть риски?

Алексей Чекунков: Температура верхних горизонтов вечной мерзлоты в Арктике за последние 30 лет выросла примерно на 1,5-2,5 C. Указанные программы есть у некоторых муниципалитетов для тех жилых зданий, для которых деформации пока не превышают допустимые.

Для прогнозирования устойчивости зданий и инженерных сооружений минприроды разрабатывает специальную систему мониторинга вечной мерзлоты. Запланировано бурение более ста скважин для анализа грунтов и замера динамики. Мониторинг как диагностика это первый шаг к излечению. Остановить процесс таяния вечной мерзлоты невозможно, но адаптироваться к нему можно. Есть серьезные технологические наработки у крупных нефтегазовых компаний, которые десятилетиями успешно работают на вечной мерзлоте - строят сложные тяжелые сооружения, проводят трубопроводы. И все эти наработки сейчас задействуются и в жилищно-коммунальном строительстве в Норильске и Якутске.

К каким ресурсам откроет доступ таяние мерзлоты в Арктике?

Алексей Чекунков: Cокращение ледового покрова в Арктике позволит добывать на шельфе углеводородное сырье, но необходимы дополнительные геологоразведочные работы. Возможно, громоздкие ледостойкие буровые платформы будут не такими дорогими, как и в целом добыча нефти и газа. Таяние мерзлоты облегчит добычу золота, угля, полиметаллов. На отдельных месторождениях, наоборот, могут возникнуть трудности. Например, с устойчивостью алмазных карьеров или при подземной разработке различных месторождений.

Но серьезной проблемой при таянии могут стать как выбросы метана, так и распространение патогенов, вирусов, замороженных сегодня в слоях вечной мерзлоты. Поэтому здесь очень важен мониторинг и серьезный научный подход.

В некоторых аспектах глобальное потепление помогает России как северной державе - например, расширяется ореол для сельского хозяйства. Больше появляется территорий, где возможно заниматься растениеводством, животноводством. Но вообще современные технологии позволяют делать все что угодно. В Дубае можно кататься на лыжах, а у нас в Магадане и Якутске клубнику выращивают в теплицах. В Якутии есть лыжная трасса в ангаре, стоящем над теплотрассой. И когда снаружи -50, уж точно погода не для лыж, внутри этого никак не обогреваемого помещения -10, тепло отдает теплотрасса. Это экзотические примеры, но они показывают тренд. Смекалка и изобретательность людей, живущих в этих суровых условиях, иногда дают такие необычные решения, эффективные и дешевые, которые нигде в мире не встретишь.

Достижима ли цель по росту грузопотока по Севморпути до 80 млн тонн в год к 2024 году? Если да, то за счет чего?

Алексей Чекунков: 80 млн тонн будет при условии реализации компании "Восток Ойл" своих планов. В большой степени это все-таки сжиженный природный газ (СПГ). В 2021 году грузооборот Севморпути составил 33,6 млн тонн, в том числе 2,04 млн тонн транзита. Пока в основе грузопотока нефтегазовые инвестпроекты: СПГ и газоконденсат - 19,6 млн тонн, нефть и нефтепродукты - 7,7 млн тонн.

Для развития Севморпути важна синхронизация развития всех его компонентов. Неплохо строятся ледоколы, но нужно больше. Это хорошо показал кризис декабря 2021 года. Чтобы этого не было, нам нужно интенсифицировать строительство ледокольного флота, добавить два ледокола. Гарантированный и надежный северный завоз возможен только при наличии флота. Это стратегический вопрос.

Очень важная задача, к которой мы пока не подошли, это принять национальный план модернизации флота ледового класса. Трезво оценив, какая его часть может быть произведена на верфях РФ, какая его часть должна быть импортирована. Потребность исчисляется в сотнях судов ледового класса. Многие суда ледового класса, которые сегодня ходят, особенно на каботажных перевозках, старше 30 лет. Они несовременны и не соответствуют по своей защите тем экстремальным нагрузкам, с которыми могут столкнуться на Севморпути. Будем проводить детальную работу с минпромторгом, минтрансом, "Росатомом", шиппинговыми компаниями и судовладельцами, чтобы на перспективу десяти и более лет видеть план по обновлению ледового флота.

Планируется ли создать для развития Севморпути национального оператора, которой взял бы на себя транзит и занимался бы проводкой во льдах?

Алексей Чекунков: "Росатом" с DP World (глобальная компания, специализируется на портовой инфраструктуре. - "РГ") уже заключили совместное соглашение о развитии пилотных контейнерных перевозок между Северо-Западной Европой и Восточной Азией с использованием опорной транспортной инфраструктуры в Арктике.

Мы, со своей стороны, сфокусированы на внутрироссийских каботажных перевозках. Предусмотрено субсидирование каботажных перевозок грузов из порта Санкт-Петербург (порта Мурманск) в регионы Дальнего Востока и в обратном направлении. В федеральный бюджет на это заложено 560 млн руб. ежегодно, всего в 2022-2024 гг. - 1,68 млрд. В первом квартале 2022 года планируется утвердить правила предоставления субсидии перевозчику, а также определить перевозчика по результатам отбора и график рейсов на год.

Планируется осуществлять не менее двух субсидируемых кругорейсов в год. Это гарантирует перевозчикам, что их контейнеры из пункта А в пункт Б по Севморпути приедут в установленные даты по фиксированной цене, которая должна быть для них выгоднее альтернативных маршрутов. Так мы пытаемся этот маршрут раскатать. Министерство сфокусировано на каботаже, альянс "Росатома" и DP World - на транзите. Но для полноценного транзита, как я сказал, помимо ледокольного флота нужен новый транспортный флот. И это большая национальная задача. Я считаю, первостепенно для нас обеспечить качество северного завоза и каботажа.

В какой стадии законопроект о северном завозе?

Алексей Чекунков: Законопроект будет внесен в Госдуму в 2022 году. Сегодня любой автомобиль двигается по навигации, которая рассчитывает все аспекты - трафик, погоду. Но нет цифровой модели северного завоза, от которого зависит благополучие, жизнь и здоровье людей. Все фрагментировано, снабжение жизненно важными товарами отдано на откуп регионам и даже муниципалитетам. Это пробел в законодательстве мы планируем ликвидировать.

Закон о северном завозе определит, что это такое, кто его участники, каковы их обязанности, ответственность, как взаимодействуют федеральный, региональный и муниципальный уровни. С тем, чтобы была ответственность у перевозчиков в первую очередь обслуживать социальные грузы, у портов - переваливать социальные грузы, у регионов - заранее давать заявки на эти грузы. Возможно, введем биржевые механизмы, чтобы снизить цены. Дальше электронная система рассчитает оптимальную логистику с учетом транспортных средств, наличия складов, мощностей портов.

На примере Якутии мы уже оцифровали более 600 населенных пунктов, тысячи точек логистических и несколько сот судов. Также будем оцифровывать грузовики. В Якутии система будет тестироваться в начале 2022 года. И к середине года, в случае успеха, распространим ее уже на всю Арктическую зону РФ.

Будет обязанность по созданию минимальных резервов ключевых товаров жизнеобеспечения. И мы хотим поднять ответственность на федеральный уровень для того, чтобы не допустить такого вакуума ответственности, который случился осенью 2021 года в дальневосточных портах. Когда частные перевозчики просто, извиняюсь, отказались от своих обязательств и перебросили суда и контейнеры на более выгодные маршруты. Каждый из них, может быть, и не считал, что он нанесет какой-то ущерб благополучию граждан, но когда все одновременно перестали везти памперсы на Камчатку и арматуру на Чукотку, то регионы остались без важных товаров. А потом на это еще наложились льды.

Гарантированный и надежный северный завоз возможен только при наличии флота. Это стратегический вопрос. Мы хотим, что северный завоз был качественным не только сегодня, но и в 2035 году. Он нам даже более важен в 2035 году, когда у нас там совершенно другая экономика будет. Все проекты запустятся, о которых мы сейчас говорим. И если мы увидим, что многие десятки судов будут списаны к тому моменту, то надо уже сегодня честно ответить на вопрос: а вместо них кто встанет на эти линии?

Если мы говорим, что встанут российские корабли, на каких верфях они будут построены? Есть ли уже эти верфи? Есть ли эти технологии? Есть ли этот металл?

Я на сто процентов за то, чтобы мы строили все из российских материалов на российских верфях, по российским технологиям. Но надо быть реалистами - где не хватает этих мощностей и нет времени их создавать, мы должны идти на разумный импорт. Кооперироваться, делать совместные предприятия, как, например, на "Звезде" мы делаем совместное предприятие с корейскими судоверфями. Но флот нам нужен обязательно. Мы северная держава, и снабжение наших северов - это вопрос национальной безопасности.

На Восточном экономическом форуме (ВЭФ-2021) вы сделали предложения по новым мерам стимулирования рождаемости на Дальнем Востоке. Когда они заработают?

Алексей Чекунков: Рассчитываем, что в 2022 году некоторые из них уже будут реализованы в части регионов ДФО, если не во всех. Предлагаем давать миллион рублей за третьего ребенка. Сначала обкатаем эту ключевую меру в качестве "пилота" на части территории Дальнего Востока, в случае успеха распространим на весь ДФО.

 

Подробнее: https://rg.ru/2022/01/13/reg-dfo/ministr-po-razvitiiu-dalnego-vostoka-i-arktiki-o-turizme-i-severnom-morskom-puti.html 


Поделиться:

Статус страницы
Раздел: Министр по развитию Дальнего Востока и Арктики - о туризме и Северном морском пути
Дата последнего изменения страницы: 09.01.2017 16:03:25


Мнение
05.09.2019 11:15
Владимир Путин о "прирастании" России Арктикой

Все, что происходит на северах, представляет для нас особый интерес и особую ценность. Я даже не говорю сейчас об освоении Северного морского пути. В целом в этом будущее наше, в том числе и с точки зрения добычи природных ископаемых в перспективе. Когда-то Ломоносов говорил, что Россия будет прирастать Сибирью. В следующие десятилетия Россия будет прирастать Арктикой и северными территориями. Это совершенно очевидные вещи.

Направить обращение
Обращения в Министерство Российской Федерации по развитию Дальнего Востока и Арктики в письменном виде направляются по адресу: 119121, г. Москва, ул. Бурденко, д.14.

Направить обращение